НАШЕ СПАСЕНИЕ — ИММУНИТЕТ

COVID-19 мог бы унести гораздо меньше жизней, если бы люди следили за своей иммунной системой, — уверены петербургские специалисты. Но «лекарственным магнатам» это невыгодно.

«Новая коронавирусная инфекция», давно ставшая элементом пейзажа, продолжает бить рекорды по распространению. Где оно, то самое «плато», на которое мы должны были выбраться к началу октября? Кому в страшном сне могло присниться, что 3700 заболевших за сутки в Петербурге — это не сон, а реальность?

В «Ленэкспо» тянут кислородные шланги в четырёх павильонах — свободных коек всё меньше. «Скорой» доктора Авербаха с чёрным юмором предложили для пациентов «стоячие места». Но койка с кислородом — это не всё. Чем лечить, что колоть, что прописывать? Давно отказались применять препараты от ВИЧ-инфекции. Вроде бы отменили «антималярийный» гидроксихорохин (правда, он появился в наборе для «надомного лечения». Тогда что: ложиться и помирать? Ждать, что «само рассосётся»? Совершенно не обязательно..

Без сенсаций и пресс-конференций петербургские медики разобрались: как именно коварный коронавирус «перенастраивает» организм. И — научились с этим бороться.

Отличие коронавируса от других ОРВИ в том, что он запускает аутоиммунную реакцию, при которой организм, грубо говоря, поедает свои лёгкие.

— Теперь мы боремся не с причиной заболевания, то есть с коронавирусом, а со следствием, — намедни говорил «Доктору Питеру» Игорь Иванов, начмед больницы Св. Георгия, одной из первых «красных зон» Петербурга. — Уже к маю медики пришли к выводу, что методы воздействия на вирус менее эффективны, чем методы борьбы с патологической иммунной реакцией, которую он вызывает. Когда это поняли, изменилась парадигма лечения.

Ковид вызывает цитокиновый шторм, когда идёт вразнос иммунная система. И те самые белки, цитокины, которые должны быть помощниками и защитниками организма «в панике» начинают убивать свои здоровые ткани. Это если примитивно, на пальцах.

Цитокинотерапия активно используется уже три десятка лет в одной из ведущих петербургских клиник — Медицинском центре А.Н. Соколова. Основал её доктор Соколов как многопрофильный центр — а со временем «фишкой», магистральным направлением стала иммунотерапия — защита и нормализация иммунной системы.

Здешние специалисты знают про иммунитет «всё — и немного больше». Среди них — профессор, доктор медицинских наук, зав. кафедрой внутренних болезней «Первого меда» Ирина Горбачёва.

— Многие заболевания, оказывается, вызваны тем, что иммунную систему человека программирует инфекция, тот же герпес, — поясняет профессор Горбачёва. — Он настолько отвлекает на себя ресурсы противовирусной защиты, что делает человека очень уязвимым перед вирусным окружением.

Иммунная система работает по чёткой схеме: найти врага, окружить, убить и выкинуть из организма. Но вирусные инфекции поражают и сами клетки иммунной системы.

Представьте себе очень пьяного человека. Он плохо реагирует на внешние раздражители, не способен воспринимать информацию, но если что-то его вдруг заденет, он способен на агрессию даже в отношении друзей. Вирус в отношении иммунных клеток действует также.

В результате — рецепторы на поверхности иммунных клеток становятся неспособными получать и перерабатывать информацию, оценивать активность иммунной клетки для решения возникающих проблем. В результате иммуноклетка «ослеплена» и «оглушена» неспособностью воспринимать информационные молекулы.

У неё есть некоторый энергетический потенциал, но она способна обрушить свою реакцию на «своего». Это называется «агрессивная аутоиммунная реакция». Тот самый «цитокиновый шторм» — одна из причин гибели пациента с «ковидом» — и есть проявление нарушенной реакции ослеплённых и оглушённых клеток, которые начинают уничтожать «своих». Это очень серьёзный сбой работы иммунной системы человека.

— Противостоит вирусной интервенции, вирусной колонизации одна-единственная система в организме, — комментирует Ирина Анатольевна. — Это система интерфероновых белков. Она неоднородная, представлена разными специализированными белками. Их функции такие.

Альфа-интерферон — это специализированные целевые противовирусные интерфероны, которые и призваны видеть инфицированные вирусом клетки; входить внутрь клетки, не повреждая клеточные мембраны; дробить на осколки и уничтожать обнаруженные в клетке вирусы и выводить за собой из клетки останки этих разрушенных вирусов.

Гамма-интерферон, белок, который проявляет регуляторную функцию. Без его присутствия активность «альфы» будет приближаться к нулю.

Бета-интерферон, его функции более сложные, он участвует в циркуляции про- и противоцитокиновых каскадов. Есть клинический опыт по его использованию при определённых заболеваниях, в том числе, при вирусной патологии.

Казалось бы, что проще? Если в организме не хватает интерферонов, то их можно ввести внутримышечно и восполнить недостаток. Однако здесь тоже есть риски, и постоянно в медицинских кругах возникают разговоры о том, что иммунотерапия возможна лишь в крайних, самых тяжёлых случаях.

— К сожалению, бывает уже и поздно, — комментирует профессор Горбачёва. — Хотя такая терапия выправляет ситуацию и в тяжёлых случаях, это было показано на коронавирусных пациентах. У нас есть другой аргумент: уже существующая недостаточность. И если мы правильно просчитываем дозы и восполняем до физиологической нормы — не излишком, а до той физиологической нормы, которая достаточна, чтобы противостоять вирусной колонизации, — то никакой блокады не будет.

Потому что интерферон расходуется, это уже стимул для выработки собственного интерферона. Да, беда, если интерферон не вырабатывается по привычке. Потому что клетка, «уставшая» от вирусного обременения, расходует все свои энергетические ресурсы на то, чтобы выжить, а не для того, чтобы работать. И она продолжает бездействовать в условиях «спокойной жизни», достигнутой реабилитацией благодаря введённым интерферонам.

Для этого и существует регламент лабораторного контроля. Если мы видим, что клетка не работает, то здесь у нас есть возможность её стимулировать, побуждать к синтезу и к активизации других функций.

Поэтому мы планируем организовать программу не только лечения поражений, и не только иммунной системы, и не только с участием иммунных вирусов и других инфекционных факторов. Это могут быть и бактериальные агенты, такие, как коксоплазма, хламидии…

В первую очередь, необходимо разработать основу долгосрочной профилактики вирусной заболеваемости.

И вот здесь начинается жесточайший конфликт интересов: тех, кто отвечает за здоровье людей и знает, какими способами можно предупредить заболевание, и многомиллиардные интересы фармакологических компаний, которые вкладывают огромные деньги в разработку всё новых и новых препаратов и от их производства получают многократные прибыли.

Точные цифры по всему миру не знает никто, ни одна статистика, поскольку есть ещё и рынок дженериков, и чёрный рынок поддельных лекарств. Только официально, по данным «Фармацевтического вестника», аптечный сегмент с января по июль вырос на 7% в рублях (и на 5% в упаковках). Объём рынка — 796 млрд руб.

Но если иммунная система каждого человека будет работать точно и без сбоев — фармрынок попросту рухнет. Возможно, именно поэтому методы восстановления иммунной системы, которые могут спасать жизни, замалчиваются, о них почти ничего не известно тем, кто мог бы и не стать пациентом. В том числе, наглотавшиеся, порой, бесполезных таблеток, пациентом-смертником.

О том, какая программа может и должна быть принята на государственном уровне по обязательной диспансеризации с введением паспортов иммунной системы всех граждан России, начиная от новорождённых, — в следующем материале.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *