ГЛАВНОЕ — НЕ ВРАТЬ

В галерее ZERNO — очередной откровенно рискованный проект. Выставка «Максимишин. 100 фотографий» совсем похожа не то, что привыкли видеть завсегдатаи этой площадки.

Сюда ходят за концептуальным, высоким, высокохудожественным. С одной стороны, все эти эпитеты вроде не имеют отношения к документальной фотографии. А с другой — к работам Сергея Максимишина они применимы полностью.

Он родился в посёлке Кодыма Одесской области. С 1982 года живёт в Санкт-Петербурге. По первому образованию — физик-ядерщик, выпускник Политеха. В конце 90-х окончил знаменитый Фотофакультет при нашем Доме журналиста. Объездил множество стран, фотографировал и обычных людей, и «випов». Побывал и во дворцах, и в трущобах.

Его документальные фотографии — сродни академической живописи. В них есть и вполне читаемые отсылки к библейским сюжетам, и философия. Некоторые работы, сделанные много лет назад, сегодня воспринимаются не как документ — а как пророчество. Принять или спорить с этим — выбор каждого. Главное — это увидеть.

Цифра или плёнка?

Хороший вопрос. Попробуете определить?

Я не могу.

Ну, и я не могу. Половина — цифра, половина — плёнка. Я совершенно не фетишист. Как только появилась матричная цифровая камера, я её купил. До этого я снимал на плёнку, но мне кажется, что цвет — он в голове фотографа, а не в камере.

Репортажник или художник?

Я человек, который рассказывает истории. Слово «репортаж» мне не очень нравится, потому что новостей я не снимаю никогда. В русском языке есть одно понятие – фото журналист, а в английском их три: есть «news photographer», есть «photo journalist», а есть «documetnari photografers». И это, как правило, эволюция фотографа. Он начинает в агентстве или в газете, потом переходит в журнал и делает какие-то новеллы, а потом он выпускает книжки. Вот я думаю, что застрял где-то между photo journalist и documetnari photografers. Что я точно могу сказать, что я никогда не ставил перед собой никаких «артистических» задач. В таком понимании искусством не занимался никогда.

— Уместна постановка в документальной фотографии, в stories photo?

Главное — не врать. Есть много замечательных постановочных работ на совершенно серьёзные темы. Я всегда привожу в пример работы Яны Романовой. Она снимала истории про офисный планктон. Про множество прекрасных людей, умных, образованных, которые сидят и учитывают товары на складе по 8 часов в день. Если ничего не делать, можно сойти с ума. И эти люди находят себе развлечение. Кто-то заголил пупок пошёл сальсу танцевать, кто-то с тарзанки прыгает, кто-то переплывает Чёрное море, а кто-то уходит в реконструкторы, в «Толкиенутые».

Яна решила историю так – взяла реконструкторов и в их доспехах и пышных кринолинах привела на их офисные рабочие места. Фантастическая история! Она обострила проблему визуально до крайности. Конечно, это сложная работа, но все понимают, что это постановка, и это очень хороший приём. Но если вы пытаетесь выдать поставленную фотографию за «подсмотренную» — то это просто обман.

Россия или заграница?

Больше я люблю снимать в России. Здесь я могу «снимать глубоко», а за границей я — турист. Я много работал для журналов путешествий, вроде Geo, National Geographic и так далее; по большому счёту — это выкинутые годы: всё лучшее, что я снял, это в России.

Что и кого?

Как люди живут. Эмоции, отношения. Журналистика – это когда одни люди рассказывают другим людям, как живут третьи люди. Вот и всё. Вот это мне и интересно.

Кто из коллег интересен как зрителю?

Мне уже в тысячу раз интереснее работы моих студентов, чем мои собственные. Мои мне надоели уже до смерти, а студенческие — они свежие, новые. Сейчас просто бум идёт фотографии в России. Очень много новых прекрасных имён. Мне многое интересно. Конечно, есть ряд фотографов, на чьи работы я смотрю как хоккеист на фигуриста – с интересом, но это не моё. А есть и на моей «поляне» блестящие мастера.

В последнее время количество интересных проектов растёт. Появляются новые имена и жанры. Тем интереснее эксперименты, которые ставят кураторы галереи ZERNO, приглашая неочевидных авторов, которых постоянная публика не ожидала увидеть в этом пространстве.

Работы маэстро Максимишина доступны для зрителей до 15 января. Впрочем, «карантинные» ограничения то вводят, то ослабляют — и советуем в галерею заранее позвонить.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *