РОЖДЕСТВО В СТРАНЕ ОЛЕНЕЙ

Туристические журналы пестрят статьями о традиционной финской еде, обычаях… и так далее. Но, как ни странно, очень часто эти статьи имеют мало общего с реальной Финляндией. В очередной раз я убедился в этом, побывав на настоящем, не «открыточном» финском рождественском торжестве в «самой середине самнезнаюгде», по выражению пригласившей меня стороны.

Итак, знакомые финны берут меня с собой в глухую Южную Финляндию, в забытую богом фермерскую деревню из 10 дворов. Нас ждёт огромный одноэтажный дом. На стенах — старинные фотографии, музыкальные инструменты и грамота о том, что семья живёт на родовом участке более 300 лет. В общем, более чем достаточно, чтобы сказать: это — стопроцентные финны.

Первое впечатление получаю ещё утром, во время завтрака у хозяина. Рождественским утром в стране Суоми готовят рисовую кашу, которую едят со «сливовым супом» (жидким сливовым вареньем). В кашу заранее добавляют миндальные орехи. Кто нашёл миндаль в каше — загадывает желание. Оно обязательно сбудется!

Второе впечатление — в дороге. На протяжении сотни километров вдоль дорог даже на малых перекрёстках горят огни. Да, да… Прямо на земле, в метре от изредка проезжающих машин стоят плошки с фитилями и освещают путь. На мой вопрос — кто расставил свечи — муниципальные власти или сами люди — лёгкая усмешка. Мол, и так и так… Все делают это.

Приезжаем в «самнезнаюкуда». Десять километров обледеневшей грунтовки, темнота — хоть глаз выколи. Но участок и дом украшены фонариками со свечами, фигурками гномов, гирляндами. То же самое — на всех соседних домах. Гирлянды финны предпочитают постоянно горящие, не мигающие.

Приглашают зайти. Сегодня здесь будут отмечать рождество сразу семь семей. Все гости приносят огромные пакеты с подарками, которые пока полежат в прихожей.

Все очень чинно, спокойно; никакого шума и гвалта. Гости беседуют в креслах, ходят по дому, курят на крыльце. Тем временем хозяйка накрывает в гостиной сладкий стол. Интересно! Никаких тебе салатов, горячего — а вот так вот сразу — чайку! Вернее, кофейку. Из всех присуствующих чай выбрал только я. К кофе подаются рождественские сладости — самодельное имбирное печенье в форме ангелов и звёзд, а также булочки-«ромашки» из слоёного текста со сливовым джемом внутри. Были и «звёзды» из песочного печенья.

А потом взрослые начинают собираться… на кладбище. Такая вот традиция — посещать в рождество ушедших и оставлять на могилах горящие свечи. Я ещё вернусь к этому обычаю.

Поход на кладбище занял около полутора часов. Проголодавшиеся и замёрзшие, все вновь собираются в гостиной. Но на столе практически ничего нет! Я уже бывал до этого на финских торжествах, поэтому не удивился.

Хозяйка сообщает: «Кайкион валмиста!» — «Всё готово!». Гости берут чистые тарелки, стаканы и выстраиваются в небольшую очередь на кухню, где разложены всевозможные готовые блюда. Там же стоят напитки — белое и красное вино и домашнее пиво (вылитый русский квас). Не «шведский», а «финский» стол получается!

Ну, а теперь подробное меню рождественского стола. Обязательный элемент — томлёное в печи овощное пюре разных видов: картофель, морковь, брюква и красная капуста. Русскому рту привычна, как ни странно, только капуста — вылитая наша тушёная.

А вот все остальные пюре имеют очень необычный «печной» вкус. Надо сказать, что из всех блюд по-настоящему родной мне показалась лишь… отварная картошка! Винегрет — другой, салат из огурцов и помидоров — не «нашенский». Ну, а с «оливье» и вовсе беда. С виду — типичный русский майонезный салат — а оказалось, что это луково-грибная закуска, в которой и майонеза-то нет!

Раздолье для мясоедов — свинина кусочками в соусе, в нарезке — мясо дикого кабана и дикой же утки. К мясу все накладывают брусничное варенье и желтый горчичный соус, смахивающий больше на мёд!

Конечно, куда уж без рыбы. Лосось во всех видах — копчёный, солёный, запёченный с перцем…

Отдельно скажу про хлебобулочные изделия. У финнов есть специальный рождественский хлеб — черный, но сладкий. И, безусловно, карельские рисовые пирожки — с открытым верхом. Кстати, их можно найти и в питерских супермаркетах.

Алкоголем никто не увлекается и, больше того, никто не тостует и не чокается… Даже как-то грустно!

После еды все опять разбрелись по дому, но в воздухе повисло ожидание. И не случайно. Минут через десять взрослые стали показывать детям на окна. А там… Ну, конечно… Санта-Клаус! Йоулупукки по-фински! Йоулупукки старательно постучался во все окна и, наконец, зашел в дверь. Все присутствующие спели ему рождественскую песенку.

Герой торжества уселся на стул, а домашние принесли ему пакеты с подарками из прихожей. Санта Клаус стал доставать из пакетов свертки. На каждом закреплена бумажка с именем адресата. Называет дедушка имя, одаряемый подходит и получает презент. Растянулось все это на полчаса, не меньше! Многие подходили за подарком не раз и не два, так как каждый член семьи готовит подарок для других, а также для друзей.

Форменный «хаос» начался, когда Санта-Клаус поспешил в следующий дом. Все — от мала до велика — разом начали вскрывать туго запечатанные подарки. Шум, гвалт, обёртки на полу, шквал эмоций на лицах… Вот маленький ребёнок усаживается на новенькие санки, вот женщина открывает ларчик с серьгами, вот глава семейства получил банный веник; а подросток, кажется, не очень рад коробке с шоколадом…

И вновь приглашают на кофе. Правда, в этот раз, в добавление к имбирному печенью появляется вполне такой обычный йогуртовый торт! Часть гостей остаётся в гостиной и придаётся духовной пище — музицирует, поёт рождественские песни, танцует рождественские танцы. Порадовало, что доля внимания, что уделили огромному телевизору высокой чёткости на стене, составила процентов 5 за весь вечер.

Гости стали потихоньку расходиться в начале десятого. То есть полночи никто особо не ждал. Прощаемся и мы. Я ещё не знал, что в этот день мне уготовано ещё одно сильное впечатление…

На обратном пути мой финн-провожатый предлагает свернуть с хайвея, чтобы «кое-что посмотреть». Опять с километр темной грунтовки, лишь несколько уличных свечей на перекрёстке. И вдруг… О чудо! Мы выезжаем на отрытое пространство и передо мной появляется море огней. Сотни… Нет…. Тысячи живых трепещущих огоньков до самого горизонта… Это — кладбище небольшого городка с населением в 5 тысяч человек. Я понимаю. Все эти 5 тысяч сегодня были здесь.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *