«ГОТОВЫ ПОДАВИТЬ БУНТ!»

Петербургские рестораторы открыли «второй фронт» в борьбе со Смольным за смягчение «ковидных» ограничений в новогодние каникулы. Самые «пассионарные» составляют «карту сопротивления» с дислокацией заведений, намеренных игнорировать запрет на работу в праздники. На карте — около сотни адресов. Начальство говорит, что «карту» уже начали «отрабатывать» проверяющие и карающие товарищи. Сдаваться не собирается и одна из сторон — впору приглашать съёмочную группу программы «На ножах». Интересы горожан при этом затерялись где-то в кухонном тумане.

Ещё на днях «борьба» за право работать и заработать заключалась в написании писем, угрозе жалобы президенту (чья публичная позиция — презрение к «торгашам»). 500 участников ассоциации «Рестоград» уж скоро неделю как заявили флэшмоб: заведениям рассылают шарики с надписью «скоро сдуюсь» и просят размещать фото с ними в соцсетях.

В открытых письмах — много аргументов и фактов: весной и летом отрасль отправили в нокдаун, помощи толком не предоставили, а теперь лишают возможности «накопить жирок». Многие говорят о выживании и спасении сотрудников от увольнения.

Называют разные цифры потенциальных безработных — инициатор «сопротивления» Александр Коновалов сообщил: «8 тысяч человек работают в заведениях, которые в той ли иной степени взаимодействуют со мной». Очевидно, что пострадавшими окажутся и поставщики, и арендодатели, и — посетители.

Вице-губернатор г-н Елин ответил, что «на каждый чих не наздравствуешься, а в году ещё 360 дней». Это возмутило даже сервильного депутата Госдумы г-на Боярского, давшего гневную отповедь в Инстаграме. Затем лично г-н Беглов заявил, что не позволит «превратить праздники в марафон передачи коронавируса».

Ксения Собчак в Телеграме риторически спрашивает — чем вирус 29 декабря безопаснее его же на следующий день? «В то же время в городе «продолжают работу новогодние ярмарки и фестивали, площадки для мероприятий, проходят массовые спортивные события», — вторят ей рестораторы с «карты сопротивления». «Шагом в прошлое» назвал закрытие общепита на праздники Сергей Шнуров — сам не чуждый (во всяком случае, в прошлом) ресторанному бизнесу.

От обмена любезностями со Смольным рестораторы переходят к бунту. Они отмечают, что продолжение работы вопреки запрету даёт «призрачный шанс выжить». «Общепит может устоять, если люди будут посещать их, пить и есть». Не разориться уже от административных санкций помогут «умелые юристы, ведущие войну ещё с первой волны». При этом сообщается о полутора миллионах штрафов, уже наложенных на «нарушителей режима».

Обещаны г-ном Елиным и налоговые проверки, и интерес к законности продажи алкоголя, и внимание к отчётности арендодателей — всё это в таком контексте похоже на месть за строптивость.

Участники «сопротивления» (а отметиться на «карте» может любой смелый ресторатор) не сдаются:

— Это рассчитано на то, чтобы как можно больше людей присоединилось. Пройдёт неделя, и будет 1000 ресторанов, посмотрим, как 1000 ресторанов Беглов будет уничтожать, — сообщил Александр Коновалов.

Утверждая новые запреты, власти не предоставили бизнесу никаких мер поддержки, аргументирует акцию неповиновения г-н Коновалов. Близкий к Смольному политолог г-н Солонников считает, что город должен компенсировать потери, понесённые рестораторами — по меньшей мере, возвращение денег за отменённые мероприятия. Возврат за один отменённый банкет — миллион рублей, — говорит г-н Коновалов, «и деньги потрачены на выплату летних долгов».

«Предприниматели вынуждены лезть в долги, чтобы платить за аренду, налоги, зарплаты», — сообщается на странице акции протеста. При этом её инициатора давно называют «куратором» именно нелегальной торговли в центре города и «не очень чистого» юридически ресторанного бизнеса на улице Рубинштейна.

Угроза визитов «карательных бригад» г-на Коновалова не смущает: «ни один сотрудник [полиции] не рискнёт составлять протоколы на 80-100 гостей, озлобленных ограничениями и находящихся в возбуждённом состоянии», — заявил «лидер бунта» в эфире петербургского «Эха».

При этом в практике «подпольной» работы заведений уже есть примеры, когда пострадавшими от ночного визита полиции и санитарных инспекторов оказались именно гости — с которыми обращались по привычному «протоколу» — «налёт на ночной клуб и шмон посетителей».

Очевидно, что желающий провести вечер или ночь за «общественным столом» должен взвесить риски — по сути, он становится участником коллективного флэшмоба вопреки запрету, как минимум расплатившись за это испорченным настроением. Один из влиятельных рестораторов, на которого сослалось петербургское «Эхо», назвал инициативу г-на Коновалова «провокацией». Блогосфера готова с этим согласиться — приглашение посетить заведения с «карты» (которую будут отрабатывать «органы») открыто называют «подставой».

Рестораторы «с шариками» от бунтующих коллег отмежевались и подчеркнули законопослушность. Коллеги отмечают, что ни одного крупного и авторитетного заведения на «карте» нет. При этом аргументы про ущерб бизнесу и его наёмным сотрудникам — кто бы их ни высказывал! — достаточно очевидны. Ответа властей нет, как и приглашения к диалогу.

При этом вопрос — насколько оправданны ограничения (на все общественные активности) в нынешнем нелогичном виде, с каким научным учреждением обсуждались и, главное, как согласуются интересами горожан, которым на 10 дней предписано «домоседство», даже не стоит на повестке — задать его некому. А Смольный предпочитает монологи.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *