Одиночество в Сети, или В мире чистого разума

Восемнадцатилетний Артур просыпается в тюрьме. Он не помнит, как здесь оказался и не знает за собой никакой вины. Здесь темно и одиноко. В этих стенах — которых на самом деле нет — он проведёт ближайшие… три часа.

Это не криминальная хроника и не новость о задержании активиста. Потому что тюрьма — виртуальная, как всё и все, с чем встретится главный герой хайтек-спектакля «Долина ОСС».

Намедни в «Скороходе» — одном из топовых креативных пространств — Валерий Панфилов представил спектакль по мотивам своего одноимённого романа. И материал, и жанр подсказала чёртова пандемия. Раз приключения героя — внутри виртуального пространства, сооружённого из нулей и единиц — и следить за ними лучше всего на экране. Зал превратили в камерный — на 12 зрителей, а главная публика — многочисленные френды и сочувствующие — собралась у мониторов на прямую трансляцию.

«Новое слово» — наверное, да. Сюжет — наверное, нет. Он пунктирен; действие не описать привычными «он пришёл, она сказала». Поле для фантазии — огромно, и это цепляет. Мы не знаем, как герой оказался в нематериальном мире — нет никакого «входа в портал». Сон ли это? Шизофрения? Игра воображения? Вещества? Какая разница — главное, что герой оказался в «небелковой» Вселенной, «где деньги, вещи и котлеты не нужны», как пишет Валерий в анонсе спектакля. Реален только Интернет — хотя он тоже… нематериален.

Артур — кстати, мы не знаем, есть ли у него тело, или это условность — проводит экранные три часа среди десятка виртуальных персонажей, от дьявола с рогами и хвостом до математика Григория Перельмана, с которыми выясняет чертовски интересные вопросы. С каждым — свои. Что является ценностью в виртуальном раю? Как складываются отношения людей в мире, где нет материальных ценностей? И вообще ничего материального? Возможна ли «небелковая» форма жизни? Что первично — сознание или бытие? А может, как говорит электронный «Перельман», вся наша жизнь — это цифры — и другой не существует?

Разговоры об этом идут «в мире чистого разума» — ведь собеседники бестелесны, декорации условны, обстоятельства воображаемы. Ничто не отвлекает от «игры ума», и это само по себе интересно.

Появляются и «живые» люди — но мы не знаем, насколько они живые — или рождены воображением. Они тоже — обитатели этого мира, невесть как оказавшиеся среди байтов и бит, и не прочь с героем поговорить — а потом попытаться… убить. И эта массовка добавляет в фантасмагорию новый пласт смыслов.

И «внутренние монологи», и диалоги с персонажами — не словесная эквилибристика: текст сбит плотно и написан ярко. Главный герой — «свежий» выпускник РГИСИ (курс В.Фильштинского) Никита Кох — весь спектакль играет «на нерве», меняя «градус» от лирики до надрыва. Он понимает, о чём говорит и спорит с персонажами на огромных плазмах — и поэтому веришь, и поэтому интересно. В «предлагаемые обстоятельства» Никита попал стопроцентно — возможно, потому, что каждый из нас не раз «зависал» в виртуальном мире, «отключаясь» от реальности на несколько часов. Пусть и по эту сторону монитора.

…В.Панфилов с виртуальной реальностью экспериментирует давно. Есть несколько спектаклей с голографическими персонажами. Теперь — синтетическое зрелище, где «правила жизни» объясняют с огромных экранов, а мы это видим тоже на экране. На будущий год — а премьеры у Панфилова в эти дни традиционны — будем ждать чего-то нового. Может, персонажи возникнут среди зрителей (если карантин снимут ). Может, с ними можно будет поговорить или… не знаю, потрогать.

Уверен в одном: форма будет под стать содержанию, а это гармония, и это красиво.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *